Статьи Владимира Щербины
Единство.

Введение.

Тема «единства» для России была всегда очень непростой, а подчас и трагической. Патриотический подъем после Великой отечественной войны вызвал интерес к русскому прошлому: древнерусскому искусству, творчеству Рублева. В 1945 году начались активные работы по реставрации икон времени Рублева, т.е. XIV-XV вв. В 1947 году в Спасо-Андрониковом монастыре создается музей древнерусского искусства им. Андрея Рублева. В 1955 году вышел 3-й том «Истории русского искусства», немалая часть которого посвящена живописи рублевского времени. В 1956 году поставлен 1-й документальный фильм об Андрее Рублеве. Значимость его творчество сложно переоценить, одна из самых важных работ его жизни, да и русского искусств в целом – икона «Троица». Искусство для Рублева – это не просто украшение реальности или передача ее в живописи, это еще и возможность, не выходя за пределы творчества, найти ответы на философские, экзистенциальные вопросы.

XIV-XV века – время, когда искусство было особенно важно для Руси. Тогда Рублев внимательно наблюдал жизнь, выбирая самое существенное, xто и позволило ему отобразить в своих работах абсолютно новое понимание действительности. Он, как и Леонардо да Винчи, был экспериментатором, не боялся обращаться к чему-то новому, расширять горизонт. Во времена Рублева Русь была обессилена междоусобицами. Последствия монгольского ига, угроза разорительных нашествий с Востока и Запада заставляют Русь делать первые шаги на пути к объединению. Рублев понимал, как необходимо Руси это единство. В иконе «Троица» он, как художник, дал людям веру в возможность существования на земле мира, согласия и любви. Именно «Троица» Рублева вдохновила меня на создание моих картин и подтолкнула к некоторым философским рассуждениям.

Новое время – новые печали: 90-е годы, развал СССР, разруха и разъединение в стране. Вспоминая строки из Библии: «…есть время молчать и время говорить, время разбрасывать камни и время собирать камни…», хочу сказать, что сейчас мы продолжаем разбрасывать камни, но я надеюсь, что придет время, когда мы будем их собирать, когда единение вновь станет важным для всех.

Я – не политик и не историк, я – художник и поэтому остановлюсь на теме «единства» в моем творчестве. В предыдущей статье «Пространство» я рассуждал об измерении оптических размеров, а также о пространстве и живописи. Сейчас же хочу обратиться к взаимоотношениям пространства и тела, к тому, как они объединены и взаимосвязаны, как образуется новое измерение, как оно вычисляется и как это отразилось на моей живописи.


Взаимодействие пространства и тела (оптическое восприятие).

Хочу напомнить, что Павел Флоренский в иконах XV века обнаружил обратную перспективу. И Флоренский, и Рублев говорили о существовании и важности обратной перспективы.

У нас стало нормой понимать прямую перспективу, в частности как пропорциональное уменьшение предметов по мере удаления их от переднего плана. Обратная перспектива – это, наоборот, увеличение размеров предметов по мере их удаления от переднего плана. При обратной перспективе тела оптическое восприятие напоминает рассматривание в бинокль. Может быть, Рублев именно такого эффекта и добивался, хотел приблизить изображение к смотрящему. Однако, рассуждая о прямой и обратной перспективах, говорят о предметах и забывают о пространстве, а ведь, учитывая оптику глаза, обратную перспективу только тогда можно назвать правильной, когда в глубину увеличивается не тело, а именно пространство. В оптике глаза именно пространство является обратной перспективой. При взаимодействии пространства и тела в оптике происходит увеличение одного и уменьшение другого, они зависят друг от друга, пространство не может без тела, а тело не может без пространства.

На рисунке показаны графики изменения в глубину векторов тела и пространства (при оптическом восприятии).



График изменения линейного размера тела (В) Рис. 1
Изменение линейного размера пространства
График изменения линейного размера пространства (С) Рис.2

Формулы изменения в глубину объема тела и объема пространства.

V – объем тела

| оптическое воздействие

V – объем пространства

a b c – начальный объем пространства

| вне оптики

a b c – начальный объем пространства

V = – измененный размер объема тела

V = – измененный размер объема пространства


Оптическое измерение пространства и тела, их взаимодействие привело меня к мысли об абсолютном измерении – надо объединить размер пространства с размером тела в один размер, потом размер тела перемножить с размером пространства. Новое измерение обозначим «М» (мир).
У нас есть объем тела (Q) и объем пространства (Q)

М = Q х Q

Тело – куб.

Сторона куба – 3 см.

Пространство – куб.

Сторона куба – 2 см.


Объем пространства
Объем пространства Рис. 3

Q = 8 см

М = Q x Q


Объем тела
Объем тела Рис. 4

Q = 27 см

М = 3 х 2 = 216

Тело.

1 см тела делится на 27 частей объема пространства. Поскольку в объеме тела 8 см, то 27 х 8 и получаем 216 частей. Пространство 1 см пространства делится на 8 частей объема тела. В объеме пространства 27 см, то 8 х 27, получаем 216 частей. Тело и пространство делятся на одну и ту же величину – 216 – это общий размер величины взаимодействия тела и пространства. Таким образом, получаем М=216 см – 216 частей в см.


Схема соединений векторов объема тела и объема пространства в одно измерение Рис. 5

Функция нового измерения заключается в том, чтобы объединить размер тела и размер пространства в один размер.


Пространство, измерения и единство в моей живописи.

Для меня тема «единства» имеет очень важное значение. Разберем несколько работ…


«Четвертый ангел».

4 ангел

Новое измерение натолкнуло меня на мысль о четвертом ангеле, который как бы соединяет Троицу со всем миром. Он вводит нас в четвертое измерение, связывает нас с Богом в единый мир. Стоит сказать, что отдельных миров может быть бесконечное множество, но все они – части единого общего мира.



«Странник».

Странник

На этой работе - сидящий на камне странник, который внимательно на что-то смотрит… В его руках мобильный телефон. Сегодня жизнь без мобильника сложно себе представить. В работе «Странник» телефону придано символическое значение, на самом деле его нет, это предмет из будущего. Странник, находясь вдали от дома, вспоминает о своих близких, грустит в разлуке с ними. Для него важен не конкретный разговор, а возможность приближения, желание оказаться там, где его ждут. Телефон в данном контексте усиливает состояние одиночества, поскольку позвонить на самом деле он не может. Временное противоречие (странник из прошлого и современный мобильный телефон) отражает главную мысль работы – одиночество и острое желание вернуться к близким и родным, желание того самого единения.



«С нами Бог».

С нами Бог

Сюжет этой работы непростой. На сегодняшний день вера человека ослабевает, она будто бы вовсе уходит в историю, таинство становится обыденностью и банальным явлением. Походы в церковь сравнимы с походами на концерт, это как участие в каком-то шоу, своего рода, мода. А нить единства духовного и материального теряется. Вседозволенность становится нормой жизни. Вопрос «далеко ли от нас Бог?» становится вопросом «А нужен ли он?». Я не стану спорить о важности прогресса, он важен для, так сказать, материального развития, но не надо забывать о духовном, без него мир не выживет, а вот без машин и тех же сотовых телефонов вполне можно обойтись. В работе «С нами Бог» на втором плане мы видим дома, на первом – Иисуса, лежащего на камнях; первый и второй планы разделяет занавес, что напоминает театральную постановку. Но что здесь является зрительным залом? Где постановка, а где реальная жизнь, где зрители? Всего этого нет, но не в том смысле, что не существует вообще, а они не существуют в отдельности, все это имеет смысл только в единстве. Присутствие Иисуса настолько же реально, как реальны дорога, машины, дома, люди.



«Яблоки».

Яблоки

Здесь я затронул тему перспективы, точнее сказать, ее отсутствия… Проще всего прочитывать перспективу через линейное изображение. Мы понимаем, что перспектива, будь она прямая или обратная, - это оптическое воздействие на свет, за счет его преломления получается эффект уменьшения или увеличения. В этой работе я попытался проигнорировать оптику: как бы яблоки не приближались к облакам, их размеры не меняются – они не увеличиваются и не уменьшаются. Пространство раскрывается одновременно и в прямой, и в обратной перспективе. Это напоминает новое измерение, где и пространство, и тело, взаимодействуя друг с другом, образуют качество трехмерности.



«Натюрморт на облаках».

Натюрморт на облаках

Композиция этой работы на первый взгляд проста. Трехплановость образует пространство. Но какой план – первый, второй или третий – является главным? Точка отсчета от малого к большому имеет такое же значение, как от большого к малому. Мне кажется, что развитие идет как от простого к сложному, так и от сложного к простому (обратная перспектива рублевской «Троицы» говорит о том же). Так в композиции работы «Натюрморт на облаках» важна не поочередность планов, а их взаимодействие и проникновение друг в друга.



«Небо и земля».

Небо и земля

Задача этой работы – соединить через образ Христа небо и землю. В детстве мне бабушка говорила, что Бог находится на небе, а мы живем на земле. Я у нее спрашивал: а где же начинается небо? Указывая на облака, она утверждала, что именно там оно и начинается. Я до сих пор вечерами смотрю на небо, рассматривая звезды, в своем воображении желая приблизиться к чему-то далекому, ощутить себя в чем-то большом. Я думаю, космос – везде, и в большом. И в малом. Мы являемся частью космоса, мы также едины с ним. В этой работе хотел показать, как образ Христа, разрушая границы малого и большого, связывает нас и космос, небо и землю.



«Цветок в арке».

Цветок в арке

Художественная задача здесь сведена к минимуму – черная арка противопоставлена белой вазе с цветком, пространство, которое должно быть за пределами арки, находится внутри нее, что иллюстрирует незначимость размеров. Если в картине Малевича «Черный квадрат» сама здесь важным является противоречие между черным и белым. Именно на этом фоне противостояния возникает образ цветка как образ «Троицы».